8 смотр.

Психотерапевт ответил на личные вопросы, которые хотели бы задать многие

34-летний психотерапевт Дэниел Вагнер из Кельна, Германия, откровенно ответил на несколько вопросов, которые многие хотели бы задать психотерапевту. Да, практикующий психотерапевт ответил на личные вопросы, которые хотели бы задать многие.

Правда ли, что большинство психотерапевтов сами борются с проблемами психического здоровья?

Дэниел Вагнер: В этом расхожем мнении есть, может быть, доля правды. Безусловно, некоторые из моих коллег могут попасть в эту категорию. С другой стороны, кто на самом деле может объяснить, что значит «нормальный»? Лично я не могу. Благодаря своей практике я понял одно: нет четкого различия между психическим здоровьем и психическим заболеванием. У каждого свои причуды, и большинство прошло через трудные детские переживания.

Какие у вас самые плохие детские воспоминания?

Детство у меня определенно не было трудным. Но, как психотерапевту, мне пришлось научиться размышлять о своем детстве. Лично я был «гармонизатором» (человек, ориентированный на людей, ему интересно общение, он избегает конфликтов, думает, как бы не обидеть собеседника). Когда между моим братом и родителями возникали конфликты, я старался помочь разрешить их. С таким характером может быть нелегко в жизни – ты сосредотачиваешь внимание на благополучии других и не думаешь о себе. Сегодня я знаю, как важно заботиться также и о себе.

Вас когда-нибудь раздражало «нытье» ваших клиентов?

Не думаю, что это «нытье». Уж если кто-то решает обратиться к психотерапевту, значит у него действительно возникла проблема. Никто не приходит к психотерапевту лишь для того чтобы хорошенько выплакаться. То, что некоторые принимают за «нытье», я рассматриваю, как проявление более глубокой проблемы.

Как психотерапевт, вы обязаны держать в тайне все, что рассказывает ваш клиент. Но, в действительности, как часто вы делитесь с друзьями «интересными случаями» из вашей практики?

Действительно, таких случаев довольно много, и соблазн обсудить их с друзьями велик. Но я никогда не поддавался такому соблазну. Соблюдение врачебной тайны – одно из самых важных правил в моей работе.

ЧИТАТЬ:  Страшные заблуждения, которыми нас пугают с самого детства. Самое время разобраться с ними

Среди моих клиентов известные политики, актеры и бизнесмены. Важно уметь держать рот на замке, даже если я узнаю о таком действительно серьезном деле как, например, должностное преступление. Иногда я узнаю о грядущем скандале еще до того, как сообщения о нем, в буквальном смысле, взорвут средства массовой информации.

Как часто вы ловите своих клиентов на лжи?

Такое случается, например, когда речь идет об импотенции. Многие мужчины не говорят об этом на первой встрече с психотерапевтом. Некоторые даже пытаются вести себя подчеркнуто по-мужски, чтобы произвести хорошее впечатление. Но как только они проникаются доверием ко мне, они рассказывают о своих проблемах. Это вполне нормальная ситуация. Я не полицейский и не адвокат, моя работа не уличать людей во лжи, а помогать им справиться со своими проблемами.

У вас были клиенты, которых вы боялись?

Были ситуации, когда клиент проявлял агрессию. Но я никогда не боялся, что кто-то накинется на меня с кулаками. Иногда я беспокоюсь, что что-то может случиться с моим клиентом или другими людьми из его окружения. Например, мне ведь приходится работать с разными людьми, включая и педофилов. Конечно, я беспокоюсь, что такой клиент может поддаться импульсу, его мысли могут перейти в действия, и он совершит нечто ужасное.

У вас были клиенты, которые пытались покончить с собой?

К счастью, пока таких не было. Но велика вероятность, что это может произойти на каком-то этапе моей работы. Если клиент сообщит мне, что хочет свести счеты с жизнью, мне предстоит решить, доживет ли он до следующей нашей встречи, или я должен защитить его от самого себя, поместив его в соответствующее заведение, где он будет под круглосуточным присмотром. Однако такие случаи очень редки. С клиентами обычно можно найти взаимопонимание и отговорить их от непоправимого.

ЧИТАТЬ:  Как управлять снами

Психотерапевт ответил на личные вопросы, которые хотели бы задать многие

Можете ли вы сделать так, чтобы ваш клиент заплакал, если вам того захочется?

Не думаю. Нет. Если бы даже я знал, как задеть за живое, зачем мне было бы это нужно? В моей работе вероятность того, что клиент заплачет во время сеанса, и так составляет примерно 50%. Слезы наворачиваются сами собой.

Как часто клиенты влюбляются в вас?

Иногда это случается – и с мужчинами, и с женщинами. Некоторые довольно прямолинейны, но чаще просто просят пообщаться с ними вне кабинета. Я понимаю, что движет моими клиентами, ведь как врач, я должен их в любом случае внимательно выслушать, проникнуться их чувствами, воспринимать все очень серьезно, и быть им полезным — конечно, все это располагает ко мне людей.

Поэтому я говорю клиентам, что их расположение мне льстит, а затем пытаюсь объяснить, что на самом деле вызывает у них такое расположение (все сказанное выше). Я не кручу романы с клиентами. Мне запрещено законом вступать в частные или деловые отношения с клиентом, пока не пройдет 10 лет со времени нашего последнего сеанса.

Как чувствует себя человек на приеме у психотерапевта?

Я думаю, что прием у психотерапевта – это лучшее, что может случиться с вами. Вы думаете легко найти знающего человека, который может помочь справиться с эмоциями? Он к тому же умеет слушать, когда вы рассказываете о своих переживаниях. Разве это не здорово?

отсюда

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Другие интересные статьи

8 смотр.
News Reporter

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

9 + 7 =

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: